"Обращая взор в прошлое". Проповедь в день престольного праздника прп. Иоанна Рыльского, 1 ноября 2015 года.

Священник Алексий Хотеев

Во Имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь.

В нынешний день мы совершаем несколько воспоминаний. Мы празднуем память перенесения мощей святого Иоанна Рыльского, чтим память пророка Божия Иоиля, а также совершаем память святых Новомучеников и Исповедников земли Белорусской.

Думаю, вы давно заметили, что Церковь всегда обращает нас в прошлое. Вспоминая дни древние для назидания своего, мы находим, что в те дни христиане, как слышали мы в сегодняшнем чтении Апостольском (см. Гал. 5, 22 – 6, 2), боролись со страстями, носили тяготы друг друга, жили по Духу, а не по плоти, и, как в притче о сеятеле, которую мы сегодня слышали из Евангелия (Лк. 8, 5-15), приносили плод терпения. Церковь призывает нас укрепится этими примерами для того, чтобы измениться в своей жизни духовной, христианской, чтобы в современных условиях мы следовали доброму примеру, не унывали, не оправдывались, не говорили, мол, многие так поступали, а мы что же… Быть христианином в наше время так же трудно, как и быть христианином во все времена.

Чествуя память святого Иоанна Рыльского, мы не можем не удивится тому, что в совсем недавно крещенной стране (в 965 году обратился ко Христу царь болгарский Борис, а рождение святого Иоанна Рыльского относится 976 году,  – 11 лет прошло со времени Крещения Болгарии) уже такой светильник воссиял! Можно сказать, начальником монашества, подлинного аскетического подвижничества в Болгарии был святой Иоанн Рыльский. Большую часть своей жизни он прожил отшельником. Был гоним, возможно, именно за это незнакомое, еще не понятное современниками его житие христианское, когда по Духу живут, а не по плоти; непонятое многими, но со временем оцененное. И люди, увидавшие в его очах святость и светлость, пошли по его пути. Так был основан один из древнейших монастырей в Болгарии – Рыльский монастырь.

Перенесемся теперь ко времени более близкому нам. В начале XX века на нашей земле случилась жестокая смута. Брат восстал на брата, и дети восстали на родителей.  Люди были одержимы страстями, и страсти эти выставлялись напоказ. А бесстрастное житие, христианское житие было поругаемо, высмеивалось. Люди же, стремившиеся жить по-христиански, были гонимы. И в первую очередь гонимы были те, кто учил христианской жизни, кто совершал богослужения. И сами храмы стали местом поругания. «На культурно-хозяйственные нужды»,  — с такой формулировкой передавались эти святыни для поругания.

Мы знаем, что со многими храмами случилось после такого использования. На иные до сих пор смотреть страшно и больно, и удивительно даже! Кто совершал паломническую поездку в Оптину пустынь помнит, как мы проезжали по российской глубинке и видели уже в общем-то запустевшие деревни, но в них еще стоят эти останки храмов! И даже удивительно, что там, где уже и часть стен рухнула, и крыши давно нет, — над колокольней, может даже и покосившейся, все еще стоит крест. Наверное, еще с тех далеких времен он стоит на этой высоте, наклонившийся, всем своим видом показывающий страдание, напоминающий нам о том времени, которое мы уже можем считать пережитым.

Но время, это нынешнее состояние разрушенности духовных основ общества,  мы с вами переживаем и сегодня. Потому хотелось бы, обращаясь к нашему времени, к современному состоянию, снова вспомнить сегодняшнее слово Евангельское о доброй почве, которая приносит сторицею плод. Сеятель, как в притче сказано, на всякую почву бросает семя. Так и слово Божие к каждому человеку обращается. Но мы знаем, что почва сердец человеческих разнится. И если одну почву можно сравнить с черноземом и землей плодородной, то другую можно сравнить с вытоптанной дорогой, другую с каменистой почвой, а иную с заросшей терновником. Многие и слышат слово Евангельское, и призыв к святости и чистоте, да вот только мало кто действительно вознамерится обратится и исполнить это слово! У такого человека слово Евангельское как бы глубоко проникает в почву души и пускает корень. И в такой душе человеческой начинается внутренний рост. И мы с вами уже не в первый раз слышим эту прекрасную притчу Христову, и хотелось бы, чтобы мы были сердцами плодородными, сердцами, готовыми возрастить слово Божие и почувствовать этот внутренний духовный рост.

Имея перед глазами примеры множества святых, святых, которых Церковь чтит каждый день, и во главе этого сонма мысленно представляя Самого Господа, мы говорим о том, что весь этот мир духовный свидетельствует о той красоте, подлинной красоте души человеческой, которая не преходит, не меняется, как бы человек внешне не старел и не слабел. Это внутреннее, духовное, посеянное в нем, не стареет, оно не просто не меняется, но наоборот цветет, и человек, уже находящийся в преклонных годах, может быть,  уже забывающий какие-то бытовые вещи, тем не менее живет подлинной духовной жизнью. Иногда к его устам мы прибегаем,  приклоняемся и слушаем наставление мудрое, наставление человека прожившего сложную жизнь, пронесшего веру среди множества тяжестей жизни общественной, когда смеялись, когда уничтожали, разрушали, когда обстоятельства жизненные складывались, казалось бы к разрушению всего духовного, к подчинению духовного законам мира сего, — но человек перенес все это, пронес веру и передает нам.

Вот в чем мы видим причину того, что Церковь каждый раз как бы обращает нас в прошлое. Мы учимся, обращая взор в прошлое. И, совершая память святых, мы не только отдаем дань прошлому, но и укрепляем себя для действия в будущем. Аминь.

Проповедь произнесена в храме прп. Иоанна Рыльского в Минске.

Запись текста: Иоанн Румчик.


Назад к списку