Власть быть чадами Божьими (Пасха)

«На кого воззрю, токмо на кроткаго и молчаливаго и трепещущаго словес Моих, — говорит Господь (Ис.66:2). Таков будь относительно Евангелия и присутствующего в нем Господа». Такими словами святитель Игнатий Брянчанинов поучает с благоговением и трепетом внимать Слову Божию, запечатленному в Евангелии. Ведь согласно церковному учению, во время чтения Святого Евангелия в Церкви Сам Господь «взирает» на присутствующих, Сам Господь говорит словами из главной христианской книги!

На праздник праздников — в день Святой Пасхи — Церковь призывает всех людей прийти в храм, чтобы прославить Бога, умершего и воскресшего нас ради. Святитель Иоанн Златоуст в «огласительном слове» на Пасху говорит: «Постившиеся и непостившиеся, веселитесь ныне. Трапеза обильна, — насыщайтесь все!»

Но прежде чем «насытиться» Божией Благодати — в святом Причащении Тела и Крови Спасителя, — Церковь предлагает услышать Слово Божие, праздничный отрывок Святого Евангелия, который звучит в первой части Божественной Литургии. На Пасху читаются начальные стихи Евангелия от Иоанна (Ин. 1:1-17), евангелиста, называемого «апостолом любви» за то, что в его благовествовании «всеблагость» Божья, Его любовь к людям находятся в центр внимания.

Святые отцы не случайно выбрали начало Евангелия от Иоанна для чтения в день Пасхи. Этот отрывок Священного Писания необычайно поэтичен,  его содержание «надмирно», обращено в вечность, в самые глубины Божества, откуда пришел на землю Спаситель и куда Он вознесся по Воскресении из мертвых.

 «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог … Все чрез Него нáчало быть, и без Него ничто не нáчало быть, что нáчало быть. В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Ин.1:1-5). Два ключевых слова многократно звучат в сравнительно небольшом пасхальном евангельском чтении — «Слово» и «свет», причем о свете как сверхчувственной Божественной энергии в нем говорится семикратно, чем подчеркивается «светоносный» характер пасхального торжества.

Затем святой евангелист говорит об Иоанне Предтече, последнем из великих пророков, который возвестил о пришествии в мир Спасителя. «Был человек, посланный от Бога; имя ему Иоанн. Он пришел для свидетельства, чтобы свидетельствовать о Свете, дабы все уверовали чрез него. Он не был свет, но был послан, чтобы свидетельствовать о Свете» (Ин.1:6-8).

О земном служении Господа Иисуса Христа пасхальное Евангелие говорит кратко, но в нем отражается причина возникновения Нового Завета, рождения новой, Христианской Церкви. «В мире был, и мир чрез Него нáчал быть, и мир Его не познал. Пришел к своим, и свои Его не приняли. А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими, которые ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились» (1:10-13).

В заключении звучит апостольское уверение в том, что Слово Божие действительно обитало среди людей, подарив спасение для человеческой природы — «обожив» ее благодатью и истиной Божества. «И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца … И от полноты Его все мы приняли и благодать на благодать, ибо закон дан чрез Моисея; благодать же и истина произошли чрез Иисуса Христа» (Ин.1:14-17).

Известный толкователь Священного Писания блаженный Феофилакт Болгарский (XI в.), так же как и другие отцы Церкви, видит в пасхальном евангельском отрывке особый, краткий символ веры, в котором заключена суть православного вероисповедания. «Слово было в начале», значит, что Сын Божий, Господь Иисус Христос, существовал вечно, прежде творения всего видимого и невидимого мира. Фраза «Слово было у Бога» свидетельствует о неразрывной связи Бога Отца и Сына Божьего, о вечном рождении Господа из недр Божества. А заключение «Слово было Бог» ставит точку в спорах относительно Божества Иисуса Христа, доказывает, что сын Божий не был «лучшим творением» Бога Отца или «инструментом» созидания мира, как утверждали некоторые еретики.

Упоминание об Иоанне Предтече, по мнению другого толкователя Священного Писания, профессора богословия Александра Лопухина (XIX в.), запечатлевает начало «свидетельства о свете», начало благовестия о земной жизни Спасителя. Ведь, как говорит апостол Павел, — «…Как веровать в Того, о Ком не слыхали? Как слышать без проповедующего?» (Рим. 10:14-15) Так пасхальное Евангелие связывает предвечное бытие Сына Божьего с Его земным подвигом, о чем свидетельствует Церковь, по примеру святого Иоанна Крестителя, основоположника христианского благовествования.

Но не все, кому было проповедано Слово Божие, приняли Его. По мнению известного византийского богослова Евфимия Зигабена (XII в.), апостол Иоанн Богослов даже с «негодованием» говорит: «И мир чрез Него нáчал быть, и мир Его не познал» (Ин.1:10). Под «миром» Евфимий Зигабен понимает привязанность к земному, пристрастие к чувственным делам, которые препятствуют думать о «высшем». Вот почему Церковь постоянно предостерегает от излишней привязанности к «миру», к земному и чувственному, ведь это может послужить преградой для веры и личным приятием Спасителя.

Что может быть печальнее упрека: «Пришел к своим, и свои Его не приняли» (Ин.1:11)? Под «своими» богословы понимают фарисеев и книжников, которые, несмотря на ученость и видимое благочестие, оказались богоотступниками, предали и распяли Христа! Как важно не оказаться в числе тех, которые называются «своими», а на деле отвергают истину! Истинно «своими» становятся другие, может быть, «чужие» изначально, однако через покаяние принимающие веру и получающие «власть быть чадами Божиими» (Ин.1:12). Важно заметить, что верующие не «автоматически» становятся «чадами Божиими», получают спасение, как учат протестанты, но получают «власть», то есть, возможность стать таковыми при соблюдении определенных условий. Вот почему от каждого человека требуется посильный подвиг верности Христу, подвиг борьбы за честь называться детьми Божьими.

В заключение пасхального Евангелия звучит свидетельство Иоанна Богослова: «…И мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца». На Пасху каждый из стоящих в храме может воскликнуть: «И мы видели славу Его!...» Почти двадцать столетий совершается превращение скорби Страстной Седмицы в радость Воскресения, двадцать столетий Церковь Христова призывает каждого принять и поделиться радостью: «Христос Воскресе! Воистину Воскресе!»

Опубликовано: "Воскресение", №4, 2017 г.


Назад к списку