"Отныне будете видеть небо отверстым" (Евангелие в 1-ю Неделю Великого Поста, о призвании апостола Нафанаила)

Первый воскресный день Великого Поста… Торжество Православия… В этот день Церковь празднует победу над ересью иконоборчества и над всеми другими ересями. А на Божественной Литургии в храме звучит отрывок из Евангелия от Иоанна о призвании Господом апостола Нафанаила (Ин. 1: 43-51).

…Ко времени призвания апостола Нафанаила у Спасителя было всего три ученика—апостолы Андрей (Первозванный), Петр и Филипп. Все втроем они были родом из одного маленького рыбацкого городка Вифсаиды. Почему Господь выбрал первых учеников из числа простых тружеников? Возможно, потому что основные качества галилейских рыбаков — простота, трудолюбие, крепкая вера («кто в море не хаживал, тот Богу не маливался»), — были по сердцу Спасителю. Так простота, вера и смирение в лице 12-ти апостолов легли в основание стен Небесного Иерусалима, изображенного в Откровении апостола и евангелиста Иоанна Богослова (Апокалипсисе). «...Стена города (Небесного Иерусалима) имеет двенадцать оснований, и на них имена двенадцати Апостолов Агнца (Апок. 21:14)».

Призвание апостола Филиппа поражает своей лаконичностью. «На другой день Иисус восхотел идти в Галилею, и находит Филиппа и говорит ему: иди за Мною» (Ин. 1:43). Святой евангелист Иоанн умалчивает об ответе Филиппа. А один из толкователей Священного Писания блаженный Феофилакт Болгарский  (XII в.), пытаясь понять, как «апостолы оставляли все и следовали за Христом» (см. Мф. 19:27), приходит к выводу, что голос Спасителя имел удивительное свойство производить в душах слушающих «некое уязвление любви». Речь Господа тотчас воспламеняла в сердцах людей (способных принять Слово Божие) любовь к Нему. Не зря апостолы Лука и Клеопа после встречи с воскресшим Спасителем указывали именно на это свойство в знак истинности явления им Иисуса: «Не горело ли в нас сердце наше, когда Он говорил нам на дороге?» (Лк. 24:32).

Затем «Филипп находит Нафанаила и говорит ему: мы нашли Того, о Котором писали Моисей в законе и пророки, Иисуса, Сына Иосифова, из Назарета» (Ин. 1: 45). Не звучит ли в этих словах «горение сердца» Филиппа, изменение, которое произошло в его душе, исповедание Иисуса — Спасителем мира. Свойство истинной любви — делиться душевным теплом с близкими людьми, поэтому Филипп поспешил к своему другу и единомышленнику, чтобы и тот ощутил радость от причастия к небесной тайне.

Однако Нафанаил, что в переводе значит «дарованный Богом» (в Новом Завете апостол Нафанаил встречается и под другим именем — Варфоломей), был не из тех, кто тотчас принимает сказанное на веру. «Но Нафанаил сказал ему: из Назарета может ли быть что доброе? (Ин. 1:46)» По мнению одного из толкователей Святого Евангелия профессора Александра Лопухина (XIX в.), город Назарет у галиелян пользовался недоброй славой. Впрочем, с другой стороны, скептический ответ Нафанаила мог быть вызван тем, что будущий апостол хорошо знал пророчества о Спасителе, согласно которым Мессия должен был родиться в Вифлееме, а не в Назарете. Такой точки зрения придерживался, например, византийский богослов Евфимий Зигабен (XII в.). «Филипп говорит ему: пойди и посмотри» (Ин.1:46).

Увидев Нафанаила, Господь первый обратился к нему с приветствием, отмечая, что видит перед собой человека, вполне достойного стать проповедником веры. «...Вот подлинно Израильтянин, в котором нет лукавства» (Ин.1:47). Очевидно, эти слова были адресованы не столько самому Нафанаилу, сколько тем людям, кто присутствовал при встрече.  Нафанаил поставляется им в пример, ведь «не иметь лукавства» в душе может только очень совестливый и мужественный человек.

Однако Нафанаил, имея твердый характер, не принимает похвалу на свой счет и спрашивает, возможно, даже с неким вызовом: «...Почему Ты знаешь меня?» (Ин. 1:48)  Столь прямой вопрос, пожалуй, мог бы смутить любого, но не Господа, Который предвидел ответ Нафанаила и как на ладони видел все что происходило в его душе. «...Прежде нежели позвал тебя Филипп, когда ты был под смоковницею, Я видел тебя» (Ин. 1:48).

Толкователи Евангелия по-разному объясняют причину необыкновенного воздействия на будущего апостола Нафанаила этих незамысловатых слов. Евфимий Зигабен, например, полагает, что Господь знал о том, где находился Нафанаил прежде, чем его позвал Филипп, — под смоковницей, — и такая прозорливость глубочайшим образом впечатлила душу Нафанаила. А профессор Александр Лопухин предполагает, что под смоковницей произошло неизвестное, таинственное событие, о котором мог знать только сам Нафанаил.

Что это было за событие — остается тайной, однако чрезвычайность его очевидна, потому что Нафанаил, человек твердого нрава, мужественный и не склонный делать скоропалительные выводы, вдруг преобразился и мгновенно предстал в образе истинного ученика Христова: «...Равви́! Ты Сын Божий, Ты Царь Израилев» (Ин. 1:49). Можно предположить, что под смоковницей Нафанаил пережил особое духовное состояние. Может быть, это было чувство близости Бога, Божьего присутствия, случающееся в моменты искренней молитвы. Не исключено, что Ангел Божий мог коснуться сердца человека, предрекая ему о готовящемся важном событии, способном повлиять на будущую жизнь Нафанаила.

Господь с радостью принимает обращение нового ученика и обещает ему, да и всем нам, кто  решился стать христианином, еще большее. «...Ты веришь, потому что Я тебе сказал: Я видел тебя под смоковницею; увидишь больше сего. ...Истинно, истинно говорю вам: отныне будете видеть небо отверстым и Ангелов Божиих восходящих и нисходящих к Сыну Человеческому» (Ин.1:50, 51). По мнению профессора А.Лопухина, «восхождение и нисхождение» Ангелов Божиих имеет отношение к видению праотца Иакова: «И увидел (Иаков) во сне: вот, лестница стоит на земле, а верх ее касается неба; и вот, Ангелы Божии восходят и нисходят по ней» (Быт. 28:12). Слова Господа о том, что апостолы будут видеть Ангелов Божиих, следует понимать в таинственном, духовном смысле. Спаситель Сам стал примирителем Неба и земли. Верующие в Него обретают уже здесь, на земле, общение с небом, Ангелами и святыми.

Но для того, чтобы Ангелы Божии могли выполнять Божии повеления «восходя и  нисходя к Сыну Человеческому», живущему в нас, вера должна быть чистой, свободной от самолюбия и заблуждений. Вера должна быть здравой, крепкой, основанной на соборном учении Церкви и святых отцов, должна быть правильной, истинной, Православной. Предназначение такой веры — преодоление всех препятствий на своем пути. Такая вера не может не торжествовать.

Преподаватель Минского духовного училища

Андрей Ахметшин

Опубликовано: "Воскресение", №2, 2018.


Назад к списку