«…И псы едят крохи, которые падают со стола господ их» (Евангелие 17-е 0 хананеянке)

Бывает, о чем-то просишь Господа в молитве, но просимое не осуществляется. Нелегко пережить это чувство одиночества, когда надежда постепенно исчезает и руки сами собою опускаются… Но как раз в такой трудный период жизни становится ясно, насколько твердую ты имеешь веру. Настоящая вера помогает не отступать перед трудностями, а, смиряясь, продолжать молиться и укреплять надежду.

Именно так поступила женщина в известном воскресном Евангелии «о хананеянке», читаемом на Божественной Литургии в 17-ю Неделю по Пятидесятнице (Мф. 15: 21-28). Подвиг смирения и молитвы простой женщины, язычницы, поставлен в пример нам, имеющим многолетний опыт церковной жизни, чтобы,не смотря ни на какие обстоятельства, мы не ослабевали в молитве.Испытания происходят с нами не для того, чтобы отчаиваться. Отчаяние — это изобретение ада, от которого нужно держаться как можно дальше, всегда уповая на милость Божью, что бы ни произошло.

«И, выйдя оттуда, Иисус удалился в страны Тирские и Сидонские» (Мф. 15:21). Не случайно евангельский рассказ о женщине-язычнице начинается с такого предисловия. Господь вышел из иудейской области и направился в местность, которую населяли преимущественно язычники, зная, что вскоре здесь Ему предстоит важная встреча. Важная, конечно, для Его учеников, а также для всех последующих поколений христиан, ибо каждое событие евангельского рассказа, каждый эпизод призван питать верующих живительной силой Слова Божьего.

«И вот, женщина Хананеянка, выйдя из тех мест, кричала Ему: помилуй меня, Господи, сын Давидов, дочь моя жестоко беснуется» (Мф.15:22). По замечанию святителя Иоанна Златоустого, который подробно разбирал этот отрывок в одном из своих сочинений, хананеянка «не смела придти в Иерусалим, потому что опасалась и считала себя недостойною». Иудеи тщательно ограждали Иерусалим от иноплеменников, препятствуя им посещать храм. В таких условиях встреча Господа и хананеянки не могла состояться, но Спаситель первым выступил «в страны Тирские и Сидонские». Некоторые святые отцы видят в образе женщины-хананеянки— символ новообразованной Церкови, состоящей из язычников, которых Господь, также как и прямых наследников обетования, иудеев, призван привести ко спасению.

Иносказание — один из способов выразить невидимое, тайное, то, что постигается не столько разумом, сколько сердцем. В образе матери и ее беснующейся дочери святой праведный Иоанн Кронштадтский видел человеческую душу. «Хананеянка изображает душу нашу, — говорил он, —бесноватая дочь ее – многострастную плоть нашу, на всякий день беснующуюся разными страстями. В какой беде была хананеянка и дочь ее, – в такой беде находимся и мы с вами». Таким образом, просьба матери об исцелении дочери является ничем иным, как мольбой души об исцелении от страстей нашей плоти.

«Но Он не отвечал ей ни слова. И ученики Его, приступив, просили Его: отпусти ее, потому что кричит за нами» (Мф.15:23). Молчание… Это то, что смущает больше всего, когда просишь и не получаешь просимое, когда настроение уверенности начинает колебаться и возникает мысль, — а не оставить ли прошение, быть может, моя молитва и просьбы… не угодны Богу? По мнению святителя Иоанна Златоуста, Господь «не отвечал ей ни слова» только потому, что заранее знал, что она скажет в ответ на предлагаемое ей испытание. Ее ответ, ее исповедь, веры были настолько важны для евангельской проповеди, что Спаситель был даже готов терпеть упрек со стороны учеников, которые просили Его сжалиться и выполнить просьбу женщины.

«Он же сказал в ответ: Я послан только к погибшим овцам дома Израилева» (Мф.15:24). «…От препятствий вера и надежда с молитвою более и более получают в иных силы и крепости, более возгораются, тогда как в маловерных и слабодушных – ослабевают или и совсем погасают», — замечает праведный Иоанн Кронштадтский, комментируя этот отрывок. Действительно, не вполне ли однозначно звучит слово Спасителя? Не достаточно ли было услышать эти слова, чтобы, склонив голову, смиренно отойти в сторону, уступая  место рядом со Христом другим людям, законным наследникам обещанных обетований.

Так поступил бы, наверное, всякий человек. Кто еще из числа учеников или последователей Христа посмел бы «ослушаться» этих нелицеприятных слов, прозвучавших из царственных уст. «А она, подойдя, кланялась Ему и говорила: Господи! помоги мне» (Мф. 15: 25). Первое, что сотворила хананеянка, достойное восхищения, — она не позволила себе смиренно отойти, погружаясь в тихую и безысходную печаль. Этим ей пришлось бы предать свою веру в Спасителя, ибо те же царственные уста произнесли не менее ясно: «…Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам, ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят» (Лк. 11:9-10).

Оказывается, смирение может быть и таким. Оказывается, смирение перед волей Божьей может выражаться не только в том, чтобы сдаться, когда обстоятельства жизни складываются против желаемого, но и в том, чтобы, смиряясь перед внешними обстоятельствами, не позволить себе сдаться! Хананеянка совершает невообразимое для учеников и невозможное для тех, в ком живет «хоть капля гордости». Женщину прогоняют, но она кланяется в ответ и говорит, исповедуя Иисуса Спасителем — «Господи!  Помоги мне».

«Он же сказал в ответ: нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам. Она сказала: так, Господи! но и псы едят крохи, которые падают со стола господ их» (Мф. 15:26-27). Эти слова евангельской истории вызывают много спороd, якобы Христос оскорбил женищину, сравнив ее с псами. На самом деле, по мнению толкователей, Господь этим указывал лишь на языческое происхождение хананеянки. Ее народ отличался необузданностью нравов, кровавыми жертвоприношениями, в том числе, человеческими. Поэтому «псами» названы именно дикие обычаи хананеян, но никак не характер или поступок женщины. Восхищаясь ее ответом, святитель Иоанн Златоуст говорит: «Как далека она была от того, чтобы завидовать славе других!» В этом и выражалось ее смирение.

«Те, которые были изгнаны для того, чтобы не развращать Иудеев, теперь больше иудеев оказывают усердия», — подытоживает святитель Иоанн Златоуст. «Тогда Иисус сказал ей в ответ: о, женщина! велика́ вера твоя; да будет тебе по желанию твоему. И исцелилась дочь ее в тот час» (Мф. 15:28). Награда за мужество и стойкость в вере — похвала верной Богу душе. Молитва об исцелении беснующейся дочери — плоти человеческой — достигает цели. Так Церковь наставляет нас никогда не отчаиваться, ни при каких обстоятельствах, но всегда иметь твердую надежду на Бога!

Преподаватель Минского духовного училища

Андрей Ахметшин

Опубликовано: "Воскресение", № 9, 2018.


Назад к списку