«Отче! я согрешил против неба и пред тобою» (Евангелие в Неделю о блудном сыне)

Каждый год накануне Великого поста во время на Божественной Литургии звучит притча о блудном сыне (Лк. 15:11-32). В ней каждый слушающий может узнать себя. Кто-то подобен блудному сыну, оставляющему отчий дом и возвращающемуся с покаянием. Другие, пожалуй, отождествляют себя с образом старшего  брата, сохранившего верность отцу.

«…У некоторого человека было два сына; и сказал младший из них отцу: отче! дай мне следующую мне часть имения. И отец разделил им имение» (Лк. 15: 11-12).По мнению святых отцов, в частности, одного из самых известных толкователей Священного Писания блаженного Феофилакта (XIIв.), два сына в притче символизируют два разряда верующих людей — исполняющих волю Божью и тех, кто соблазнился грехом и раскаивается.Не случайно грешник назван младшим. Грех не существовал присоздании мира. Он «младше» по возрасту, чем мир света и праведности, каковым является Небесное Царствие.

«По прошествии немногих дней младший сын, собрав всё, пошел в дальнюю сторону и там расточил имение свое, живя распутно» (Лк. 15: 13). Почему отец разделил имение и позволил младшему сыну уйти? Этот вопрос зачастую ставят люди, неразумно обвиняя Промысл Божий в том, почему вообще в мире существует зло. Почему Господь «позволяет» людям грешить? Не было бы лучше «принудить» человечество к праведной и благочестивой жизни? Да, но…  осталось бы при этом человечество человечеством? Человек сотворен разумным и свободным. Выбирать и следовать по пути свободного выбора — сущность духовной природы человека. Без внутренней свободы человек стал бы запрограммированным механизмом, не имеющим ничего общего с высшим созданием Творца, образом и подобием Божьим.

«Когда же он прожил всё, настал великий голод в той стране, и он начал нуждаться; и пошел, пристал к одному из жителей страны той, а тот послал его на поля свои пасти свиней; и он рад был наполнить чрево свое рожка́ми, которые ели свиньи, но никто не давал ему» (Лк. 15: 14-16). Глаза свиньи имеют особенность быть обращенными только к земле. Так и человек, преданный страстям, не может воззреть на небо. Но удовольствие, которое приносит грех, в итоге растворяется в пучине уныния. Поэтому насытиться грехом — рожками — человеку не дано. Это ненасытимое желание. Как говорит блаженный Феофилакт, «на время услаждает, но мучит навеки».

«Придя же в себя, сказал: сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода; встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобоюи уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих» (Лк. 15: 17-19). Решение младшего сына — неоценимый урок для каждого оступившегося человека. По мнению святых отцов, среди спасающихся можно выделить три типа людей. Одни становятся на путь добродетели из страха наказания, как рабы. Другие — как наемники, работающие за вознаграждение. Третьи же, подобно сыновьям, стараются угодить Богу по любви. Младший сын мог бы вернуться в отчий дом на правах любимого сына, которому не отказали бы в гостеприимстве. Но истинное покаяние проявляется в том, что сын готов забыть о своих правах и унизить себя до состояния наемного работника в доме отца! Как он служил греху, живя распутно, так теперь он готов служить праведности, не надеясь возвратить почести и привилегии, которые имел прежде.

«Встал и пошел к отцу своему. И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его» (Лк. 15: 20). Момент возвращения блудного сына — кульминация притчи. Христианское учение предстает здесь в необыкновенном величии и красоте. Архиепископ Никифор (Феотокис) так описывает взаимоотношение Бога и человека в момент покаяния последнего: «…Истинно раскаивающийся грешник, предстоя пред Богом, тако взывает: "согреших"! Человеколюбивейший же Бог, прежде, нежели он воззовет "согреших", видя истинное его покаяние и обращение, умилосердясь, прощает ему и приемлет его яко любезного друга и Своего сына».

«Сын же сказал ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим. А отец сказал рабам своим: принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги; и приведите откормленного теленка, и заколите; станем есть и веселиться! ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся. И начали веселиться» (Лк. 15: 21-24). По толкованию святителя Иоанна Златоустого (IVв.), знаки любви отца к младшему сыну — это забота Церкви по уврачеванию душевных ран оступившихся. Самым действенным лекарством Церкви является Сам Господь. Как говорит святитель Иоанн, когда речь идет о тельце, «кто это, как не Христос, Который дается достойным после крещения, как говорит апостол: «Ибо в Нем обитает вся полнота Божества телесно» (Кол. 2:9).

«Старший же сын его был на поле; и возвращаясь, когда приблизился к дому, услышал пение и ликование; и, призвав одного из слуг, спросил: что это такое? Он сказал ему: брат твой пришел, и отец твой заколол откормленного теленка, потому что принял его здоровым. Он осердился и не хотел войти. Отец же его, выйдя, звал его. Но он сказал в ответ отцу: вот, я столько лет служу тебе и никогда не преступал приказания твоего, но ты никогда не дал мне и козлёнка, чтобы мне повеселиться с друзьями моими; а когда этот сын твой, расточивший имение своё с блудницами, пришел, ты заколол для него откормленного теленка» (Лк. 15: 25-30). История огорчения старшего брата — это притча в притче. Новый герой и новый урок. Урок каждому, в ком живет дух фарисейства и нелюбви. Если бы старший сын действительно был верным учеником своего отца, не научился ли бы он прощать кающихся и радоваться о их возвращении?

«Он же сказал ему: сын мой! ты всегда со мною, и всё мое твое, а о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв и ожил, пропадал и нашелся» (Лк. 15: 31-32).  Урок, который дает отец старшему сыну, не менее важен, чем тот, что получил младший, покаявшийся. Уверенность в том, что живешь праведно и благочестиво, может привести к духовной слепоте, которая порой настолько же удаляет от Бога, как и открытое грехопадение. Церковь учит нас, с одной стороны, никогда не возноситься добродетелью и, с другой, не отчаиваться, запутавшись во грехе. Отец Небесный ждет покаяния обоих сыновей. Церковь принимает их обращениеи всегда готова уврачевать грехи, питая духовной пищей, источником настоящей радости и вечной жизни.

Преподаватель Минского духовного училища

Андрей Ахметшин

Опубликовано: "Воскресение" №2, 2019.


Назад к списку