«Чего ты хочешь от Меня?» (Евангелие 31-е об исцелении слепца)

В Святом Евангелии Господь нас учит: «Проси́те, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам» (Мф. 7:7). Но иногда человек просит «не на добро», как говорит апостол Иаков: «Про́сите, и не получаете, потому что про́сите не на добро» (Иак. 4:3). Как же узнать, что в первую очередь просить у Бога? Какое прошение всегда «на добро»?

Между двумя постами, — Рождественским и Великим, — Церковь в очередной раз призывает задуматься о самом главном в христианской жизни, о молитве. В Неделю (воскресный день) 31-ю по Пятидесятнице на Божественной Литургии звучит Евангелие об исцелении слепого человека, просившего у дороги милостыню. Именно в его словах содержится прообраз основной молитвы монашеского подвига всех последующих поколений христиан.

«Когда же подходил Он к Иерихону, один слепой сидел у дороги, прося милостыни…» (Лк. 18:35). Об исцелении слепого и даже двух слепцов, просивших милостыню у дороги возле Иерихона, сообщает не только евангелист Лука, но также апостолы Марк (Мк. 10:46-52) и Матфей (Мф. (9:27-34). Святые отцы не видели противоречия в том, что у апостола и евангелиста Матфея речь идет о двух слепых, а у Луки и Марка — об одном. Исследователь Священного Писания  профессор Александр Лопухин (XX в.) обращает внимание на точное место, где произошло исцеление: «Исцеление слепца, таким образом, согласно Евангелию от Луки совершилось перед входом Господа в город, а согласно Марку и Матфею – по выходе из города».

«…И, услышав, что мимо него проходит народ, спросил: что это такое?» (Лк. 18:36). Пожалуй, самое глубокое и возвышенное толкование этого отрывка Евангелия можно найти в учении святителя Григория Великого (Двоеслова) (VII в.), названного «Двоесловом» из-за его знаменитого сочинения «Диалоги». Рассматривая евангельский отрывок об исцелении слепца возле Иерихона, святитель Григорий увидел в образе слепого весь род человеческий, потомков Адама, изгнанного из рая и потерявшего благодать близкого общения с Богом.

«Ему сказали, что Иисус Назорей идет. Тогда он закричал: Иисус, Сын Давидов! помилуй меня» (Лк. 18:37-38). Продолжая линию аллегорического осмысления евангельского текста, можно понять радость нищего, который дождался момента, когда Сам Господь будет проходить мимо него по дороге. Много знаменитых и важных исторических деятелей прошли дорогой бытия мира и человеческой истории, но лишь Один был достоин того, чтобы Адам, и в нем все люди земли, узнали Того, Кто создал человека, поселил в раю и беседовал с ним как с другом.

«Шедшие впереди заставляли его молчать; но он еще громче кричал: Сын Давидов! помилуй меня» (Лк. 18:39). О «шедших впереди» хорошо сказал один из толкователей Священного Писания архиепископ Никифор Феотокис (XVIII в.). Одна из его проповедей посвящена «сопровождающим Господа», кто нередко «заставляет молчать», препятствует молитве посетителей храма, чья душа вопиет к Богу. Сюда относятся те, кто с раздражением высказывает недовольство кому-то из молящихся, кто спешит поскорее закрыть храм после службы, кому безразличны слезы страждущих на обочине жизни и ждущих милости от Христа. «…Не притесняй, не угнетай, нимало не препятствуй человеку, делателю благого дела, — увещевает архиепископ Феотокис, —  но помогай, повелевай, содействуй ему, сколько можешь».

Но что делает слепец в ответ на действия «заставляющих его молчать»? В образе «шедших впереди» святитель Григорий Великий (Двоеслов) видит обуревающие ум многочисленные суетные помыслы. Именно они в первую очередь препятствуют молитве, включая, между прочим, и обиду на неуместные действия окружающих людей. Именно помыслы заставляют душу молчать, чтобы воспрепятствовать долгожданной встрече с Богом, которая может и должна произойти в храме, на молитве.

 «Иисус, остановившись, велел привести его к Себе: и, когда тот подошел к Нему, спросил его: чего ты хочешь от Меня?...» (Лк.18: 40-41). Насколько же хорош и достоин восхищения поступок слепца, сидящего у дороги, по которой проходит Христос! Вместо того чтобы внять гласу «заставляющих молчать», смириться перед неизбывностью своего униженного положения, вопреки всему, он «еще громче кричит»! Если в его словах, — «Иисус, Сын Давидов, помилуй меня», — заменить пару слов, то получится греческий оригинал всем известной Иисусовой молитвы, основы монашеского делания. «Ки́рие Иису́ Христэ́ Ийэ́ ту Феу́ эле́йсон мэ тон амартоло́н» («Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго»).

«…Он сказал: Господи! чтобы мне прозреть» (Лк. 18:41). В том, что Господь творит чудо исцеления не «мимоходя», а «остановившись», святитель Григорий Великий (Двоеслов) тоже видит богословский смысл. Две природы имеет в Себе Богочеловек — Божественную и человеческую. Отличие человеческой природы состоит в том, что она подвижна, подвержена изменениям. Христос родился в Вифлееме, в яслях, беспомощным младенцем, возрастал, передвигался, терпел жажду, голод и зной, как все люди. Так Он и проходил однажды мимо слепца, ожидавшего Его в вере и несомненной надежде. А чудо исцеления творит Божественная природа Спасителя. Она неподвижна, величественна и вечна. Поэтому Христос останавливается и зовет слепца к Себе.

«Иисус сказал ему: прозри! вера твоя спасла тебя» (Лк. 18:42). По мнению толкователей Священного Писания, Господь спрашивает слепого, — «Чего ты хочешь от Меня?», — не потому, что не знает об этом. Конечно, своей верой, своей молитвой к Всевышнему, сокрушающей все преграды на своем пути, слепец доказал возможность будущего прозрения. Господь же спросил не ради него, а ради учеников и всех окружающих, чтобы они не сомневались: не денег требовал нищий, но — прозрения! То, чего в первую очередь должен просить каждый, приступающий к Алтарю. «Будем просить у Господа не ложного богатства, не земных даров, не скоропреходящих почестей, но прозрения», — учит святитель Григорий.

«И он тотчас прозрел и пошел за Ним, славя Бога; и весь народ, видя это, воздал хвалу Богу» (Лк.18:43). Прозревая, человек начинает видеть свет. В духовном смысле этот свет обозначает Божью Благодать, путь, ведущий к спасению. Другой дороги у верующего человека впереди уже нет. По своему человеческому естеству он будет возрастать, передвигаться, терпеть унижения и невзгоды, но верой в Бога, участием в Таинствах Церкви, он будет причастен Божественному естеству своего Искупителя. На этом пути есть как движение, так  и неподвижность. Церковь освящает то и другое. Жизнь во всех ее проявлениях и святость встречи с Богом, здесь, на пыльной обочине, посреди суеты, когда весь мир вокруг заставляет молчать.

Опубликовано: "Воскресение", №1, 2020.

 


Назад к списку