«Вы дайте им есть» (Евангелие 8-е, о умножении хлебов)

Каково главное богатство Церкви? Церковь есть Тело Христово (см. Еф.1:22-23), и главное Ее богатство тоже есть Тело Христово, вкушаемое верующими на Тайной вечери, Божественной Литургии. По учению Церкви, в каждой частице святого Причастия — весь Христос, бесконечный и всеобъемлющий. Каждую Литургию в храме происходит «умножение хлебов», раздаяние и вкушение Христа под видом хлеба и вина.

Одно из воскресных евангельских чтений, в восьмую Неделю (воскресенье) по Пятидесятнице, также называется Евангелием «об умножении хлебов» (Мф. 14: 14-22), в котором содержится пророчество Спасителя о будущем главном церковном Таинстве, где Апостолы прообразовали Собой священников, а Сам Христос — Совершителя чуда Евхаристии.

«И, выйдя, Иисус увидел множество людей и сжалился над ними, и исцелил больных их» (Мф. 14:14). Народ шел пешком из городов и селений в пустынные места, где проповедовал Господь. Очевидно, весь день они провели вдали от дома, истратив запасы еды, если кто и брал что-либо себе на дорогу. Что вело их за Господом? Может быть, желание исцеления? Конечно, люди приводили с собой больных, зная, что сила Божия творит чудеса. Но Господь, как известно, исцелял недуги по вере тех, кто об этом просил. Известный толкователь Священного Писания блаженный Феофилакт Болгарский (XII в.) считает, что народ показывает свою веру, следуя за Христом. А «как награду за веру, получает исцеления».

«Когда же настал вечер, приступили к Нему ученики Его и сказали: место здесь пустынное и время уже позднее; отпусти народ, чтобы они пошли в селения и купили себе пищи» (Мф. 14:15). Почему Иисус не Сам изъявил желание накормить народ, но заботу о людях высказали апостолы? Можно подумать, что Господа не очень беспокоил вопрос о пище для людей, находившихся в пустынном месте. Фраза, сказанная апостолами, — «отпусти народ», — свидетельствует о готовности слушать проповедь Иисуса бесконечно. Слова истины, исходившие из уст Божиих, были для всех важнее «пищи тленной». Однако не подлежит сомнению и то, что Бог знает наперед мысли и поступки каждого человека. Возможно, Ему было важно научить апостолов заботиться о своей будущей пастве, в том числе, и о необходимом «на потребу».

«Но Иисус сказал им: не нужно им идти, вы дайте им есть» (Мф. 14:16.). Апостолы видят якобы непонимание Господом сложной ситуации, когда людям необходима еда, но получить ее неоткуда! Народ лишь сам мог пропитать себя, оставив своего Учителя и отправившись в соседние селения. Апостолы были бессильны помочь, у них было слишком мало средств. Единственным выходом, на их взгляд, было прервать проповедь, выйти из храма под открытым небом, в который превратился берег Галилейского озера, и где-то на стороне приобрести еду. Но Господь останавливает их, — не надо выходить из храма, «вы дайте им есть». Неужели Господь не знает, что в запасах у апостолов —почти ничего? Конечно, можно отдать последнее — «пять хлебов и две рыбы». Но что это для такого множества? Капля в море. Способны ли будут апостолы на такую жертву — отдать народу все пропитание свое?

«Они же говорят Ему: у нас здесь только пять хлебов и две рыбы. Он сказал: принесите их Мне сюда» (Мф. 14:17-18). Один из толкователей Святого Евангелия, педагог и богослов XVIII в. архиепископ Никифор Феотокис замечает педагогический аспект в словах Спасителя. «Сим научил Он, что и нам должно о пользе братии всегда стараться, и уединенной молитвы дело никогда не оставлять». Отдавать неимущим последнее, что имеешь — дело соврешенных. «Ты же из сего научись, что где недоумение и немощь естества, там действует сила и исполнение благодати». Стремиться к братолюбию — долг каждого христианина. Даже бедный может благотворить, «из ничего» можно сотворить многое. Ведь духовное выражение любви подчас может быть важнее материального! Однако Господь предоставляет Своим ученикам, будущим пастырям, нечто еще более грандиозное — насыщение паствы пищей с неба!

«И велел народу возлечь на траву и, взяв пять хлебов и две рыбы, воззрел на небо, благословил и, преломив, дал хлебы ученикам, а ученики народу» (Мф. 14:19). По мнению святых отцов, «пять хлебов» врачуют пять чувств природы человека. Хлеб небесный преображает их и от привязанности к земле привлекает к небесному. Также «пять хлебов» толкуются как Пятикнижие Моисея — основа ветхозаветной веры, к которой присоединяются две новые части («две рыбы»): Евангелие и Апостол. Новый Завет соединяется с Ветхим, образуя собой новую духовную пищу, вкушающие которую приобщаются спасению и вечной жизни. По мнению блаженного Иероним Стридонского, повеление народу расположиться на траве учит христиан смирению, «чтобы, поправ плоть свою и блеск ее, и похоти мира сего, и подобно сухому сену поработив их себе, они через покаяние пятидесятницы могли возвыситься…»

«И ели все и насытились; и набрали оставшихся кусков двенадцать коробов полных; а евших было около пяти тысяч человек, кроме женщин и детей» (Мф. 14:20-21). Господь «воззрел на небо», прежде чем насытить народ. Этим Он учит и нас вкушать пищу не иначе как с благословением, с молитвой, с устремленностью к Источнику жизни. Святитель Иоанн Златоуст вспоминает многие великие деяния и чудеса, совершенные Господом во дни Его земной жизни, однако не всякий раз Он «взирал на небо» прежде чем их совершить. Сие — «подтверждение… посольства от Отца...  и в научение наше не прежде приступать к трапезе, как воздав благодарение Подающему нам пищу». Не зря говорится также и о «двенадцати коробах полных». С Господом были двенадцать апостолов, и короба, очевидно, принадлежали им, — в напоминании о главной задаче пастырей Христова стада — подавать верующим небесную пищу «во благо время».

Каким же был по природе «умножившийся» хлеб, таким же, как обычное «брашно»? Не привиделась ли уставшим людям неожиданная трапеза? Был ли хлеб, умножившийся в руках апостолов, некой духовной субстанцией, к которой неприменимы законы физики? В Евангелии от Иоанна Господь говорит о народе, последовавшем за Ним после чудесного умножения хлебов: «Вы ищете Меня не потому, что видели чудеса, но потому, что ели хлеб и насытились. Старайтесь не о пище тленной, но о пище, пребывающей в жизнь вечную, которую даст вам Сын Человеческий» (Ин. 6:26-27). Очевидно, что «умножившийся» хлеб, который люди получили из рук Господа, был прообразом «нетленной пищи». В Таинстве святой евхаристии хлеб и вино тоже не меняют свои природные свойства, но под их видом верующим преподается величайшее богатство Церкви — Тело и Кровь Христовы, Сам Бог, пришедший в мир для спасения людей.

«И тотчас понудил Иисус учеников Своих войти в лодку и отправиться прежде Его на другую сторону, пока Он отпустит народ» (Мф. 14:22). Чудо умножения хлебов произвело в народе сильнейшее впечатление, так что люди хотели «нечаянно взять его и сделать царем» (Ин. 6:15). Поэтому Господу было угодно скорее скрыться от славы. Ученики отправились на лодке первыми, а Сам Иисус остался на берегу, взойдя на гору, чтобы постараться скрыть от народа место, куда Он собирался ночью перейти… по водам Галилейского моря. Однако утром народ   переправился вслед за Ним — настолько желание небесной пищи было сильно и руководило действиями людей. Да и как можно не стремиться к соединению с Тем, кто вдохнул в тебя жизнь, Кто тебя создал и питает небесными и земными благами на протяжении всей жизни? Это желание должно быть естественно для каждого мыслящего человека. Церковь учит нас стремиться к приобщению Небесных Таинств как к высшему благу. «Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино» (Ин. 17:21).

Преподаватель МинДУ

Андрей Ахметшин

Опубликовано: "Воскресение", № 11, 2020.


Назад к списку