«Чтобы имели в себе радость Мою совершенную» (Евангелие в Неделю Всех святых)

Накануне Рождества Христова хочется вспомнить евангельский отрывок, который называется «Первосвященнической молитвой Господа Иисуса Христа». Господь сходит с небес на землю, воплощается от Пречистой Девы, чтобы прославить Бога среди людей, дать им правильное учение — Новый Завет, — победить диавола и освятить человеческую природу. С первых дней Своего вочеловечения Сын Божий идет к этой цели. От Рождества до Пасхи осуществляется дело спасения человечества.

«Первосвященническая молитва Господа Иисуса Христа», молитва за учеников, за «избранных от мира», звучит на Божественной Литургии в Неделю Всех святых, когда заканчивается период Пасхи и начинается тот период церковного года, когда празднуется память многочисленного сонма святых (Ин. 17:1-13). Святые смогли, по благодати, выполнить Завет Спасителя, явить силу Божию в себе. Во время рождественского поста, когда мысли направлены к встрече сошедшего с небес Спасителя, важно вспомнить о том, для чего воплотился Господь, для чего стал — Человеком.

«После сих слов Иисус возвел очи Свои на небо и сказал: Отче! пришел час, прославь Сына Твоего, да и Сын Твой прославит Тебя, так как Ты дал Ему власть над всякою плотью, да всему, что Ты дал Ему, даст Он жизнь вечную» (Ин. 17:1-2). Тайная вечеря… Господь прощается с учениками и в их присутствии молится Богу. Почему было необходимо сделать это в их присутствии, а не наедине? По мнению известного толкователя Священного Писания, блаженного Феофилакта Болгарского (XII в.), Господь, прощаясь, дает ученикам урок молитвы, «научая и нас в искушениях оставлять все и прибегать к Богу». В искушении нет ничего вернее и нужнее молитвы! Она утишает страсти, погашает ярость страха перед неизвестностью, просветляет ум и помогает взглянуть на вещи с позиций вечности.

«Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа» (Ин. 17:3). Если Господу дана «власть над всякою плотью», почему же в мире так много несправедливости, один унижает другого, свирепствуют голод и болезни? В Евангелии подчеркивается, что власть над плотью дана для того, чтобы всему, что Отец вручил Сыну, дал Бог жизнь вечную, которая заключается в богопознании. По учению святых отцов, все зло на планете произошло от греха и преступления Заповедей Божьих. Тысячелетиями зло множилось, разрушая гармонию природы и человеческих отношений. В основе зла – воля человека, усиленная духами злобы. Если бы этого не было, если бы все богатые люди помогли всем нищим, если бы все враждующие примирились, неужели бы и весь мир не изменился? Но это не возможно! Потому что это может быть возможно только в «жизни вечной», которой мир не желает…

«Я прославил Тебя на земле, совершил дело, которое Ты поручил Мне исполнить. И ныне прославь Меня Ты, Отче, у Тебя Самого славою, которую Я имел у Тебя прежде бытия мира» (Ин. 17: 4-5). Всего три года на земле проповедовал Господь. Кажется, такой короткий срок. Ведь можно было больше, дольше, но… Именно столько времени потребовалось для того, чтобы, по выражению блаженного Феофилакта, «освятить нашу природу, низвергнуть миродержца…, насадить богопознание между тварью… Да, Он сделал то, что больше всего: всадил в нас корень добра, победив диавола, и Самого Себя предал всепожирающему зверю – смерти, а от этого корня по необходимости пойдут и плоды богопознания». Итак, доброе семя посеяно, более того, «всажен корень», то есть, жизнь вечная уже имеет силу в каждом из нас силой Святого Духа, молитвами и подвигами святых и Церкви!

«Я открыл имя Твое человекам, которых Ты дал Мне от мира; они были Твои, и Ты дал их Мне, и они сохранили слово Твое» (Ин. 17: 6). Итак, имя Божие открывается не всем, не всему миру, а тем, которые «не от мира». Почему же не всем? И кто они – избранные? По мнению одного из толкователей Святого Евангелия, профессора Александра Лопухина (XX в.), «Божие имя является как бы центральным пунктом, где находят себе прибежище от влияний мира апостолы… В имени Божием или, иначе, в Самом Боге апостолы найдут опору для сохранения такого единения между собой, какое существует между Отцом и Сыном». Но могут ли принять «имя Божие» все люди без исключения? Все ли могут найти в нем «прибежище от влияний мира»? Конечно же, далеко не все, но те, кто «сохранил слово Божие», то есть, живет по Евангелию.

«Ныне уразумели они, что все, что Ты дал Мне, от Тебя есть, ибо слова, которые Ты дал Мне, Я передал им, и они приняли, и уразумели истинно, что Я исшел от Тебя, и уверовали, что Ты послал Меня» (Ин. 17:7-8). Мы редко понимаем истинную цену произносимых слов. О, если бы мы понимали истинную ценность слова! Слово несет энергию, силу, которой нужно научиться управлять. Не даром Господь говорит, что получил слова и передал их ученикам. Как некое сокровище, как нечто невероятно ценное! Слово, доброе слово, слово жизни… Сколько против него работает лукавый, чтобы обесценить, отвратить, нивелировать слово, внушить людям отсутствие необходимости в добром слове, не говоря уже о церковном слове и о слове христианского учения!

«Я о них молю: не о всем мире молю, но о тех, которых Ты дал Мне, потому что они Твои. И все Мое Твое, и Твое Мое; и Я прославился в них» (Ин. 17:9-10). Почему же «не о всем мире»? Разве весь мир не достоин молитвы? Разве монахи не молятся «за весь мир»? Но что такое молитва? Это духовное единение, обращение души к Богу в духе. Дух Святой утешает и дает истинную молитву. Если молимся о ком-то, наш дух ходатайствуем перед Богом – «призри и на него, дай и ему Свою благодать». А как молиться, ходатайствовать за тех, кто Его отвергает, игнорирует, проклинает, хулит? Да, святые молились за своих гонителей по примеру Самого Господа. Однако, не с надеждой ли обращения, спасения хотя бы одного человека среди толпы народа? Так покаялся сотник при Кресте…Если такового человека нет, если в городе не находится и десяти праведников, то – уходит Господь, как было в Содоме после спасения Лота (Быт 18:32)…

«Я уже не в мире, но они в мире, а Я к Тебе иду. Отче Святый! соблюди их во имя Твое, тех, которых Ты Мне дал, чтобы они были едино, как и Мы» (Ин. 17:11). Единство — это хорошо. Но и разномыслие должно быть, верно? Известное христианское изречение, известное с 17 века гласит: «В главном — единство, во второстепенном — свобода, во всём — любовь». Об этом и идет речь, о единстве «в главном». Разномыслия были и у апостолов, это нормально. Но главное, что связывало их – имя Господне. Если в Нем жить, то и люди разного мнения о других вещах, но единые в Православной вере, могут быть вместе и пользоваться силой единства, как несокрушимым оружием в борьбе против тьмы века сего, духов злобы поднебесной (Еф. 6:12).

«Когда Я был с ними в мире, Я соблюдал их во имя Твое; тех, которых Ты дал Мне, Я сохранил, и никто из них не погиб, кроме сына погибели, да сбудется Писание. Ныне же к Тебе иду, и сие говорю в мире, чтобы они имели в себе радость Мою совершенную» (Ин. 17:12-13). Так заканчивается путь Господа от воплощения на земле до вознесения на небо. В светлом празднике Рождества Христова весь этот путь еще не виден. Впереди –   тридцать три года смирения, проповеди, борьбы. Этот путь привел к Вознесению человеческой природы на Небеса, той самой природы, ради спасения которой Бог воплотился, снизшел на землю. К чадам Церкви Слово Божие говорит: «Имейте в себе радость Мою совершенную». Воплотившись нас ради среди людей, Сын Божий ни на мгновение не разлучился с Богом Отцом. И видимая разлука с учениками в конце пути – вовсе не расставание. Это встреча в вечной жизни, в Духе Святом.

Преподаватель МинДУ

Андрей Ахметшин

Опубликовано: "Воскресение", № 12, 2020


Назад к списку